Король Лев - Королевство Света

Объявление

НОВОСТИ ФОРУМА
ХАСИРА
В ИГРЕ
28.05.19
Мы потихоньку вновь возвращаемся на круги своя. Скоро будет крупное обновление. А пока объявлено время коротких постов (минимальный размер поста снижается до 800 символов на две недели). По окончанию двух недель игрок с наибольшим количеством постов получит в подарок арт от нашей замечательной художницы GinMJ. Всем добра и удачи с:
Добра тебе, мил человек!
06.05.19
На ролевой наступает небольшое затишье в период сессий и экзаменов. Но к концу мая, когда основные завалы будут разгружены, а сложные предметы сданы, обещаем много нововведений. Всем добра, котаны! И удачи всем сдающим!
Добра тебе, мил человек!
18.04.19
За прошедшую неделю мы успели: а) усовершенствовать дизайн; б) открыть пять эпизодов; в) переписать часть текстовой информации; г) доделать таблицу; д) обновить акции а также... д) добавили раздел "Дневники"! Спасибо вам, дорогие игроки, что нам есть для кого стараться. Мы вас очень любим :3
Добра тебе, мил человек!
09.04.19 Мы сменили дизайн! Обновился состав администрации. Игра вновь возобновляется. Хорошего настроения и побольше радости вам! :з
атата

Добра тебе, мил человек!
Разговор двух братьев, Гордона и Бэйла, заканчивается смертью Бэйла. Перед смертью старейшина признается в убийстве предыдущего короля, Конана, а также просит Гордона позаботиться о своем сыне. В это время нынешний правитель, Мазори, встречается с гиеной Хасирой. Получив отказ на просьбу делить земли прайда вместе, глава клана гиен обещает, что король еще пожалеет о своем решении.
Пока король Мазори и верные ему львы бороздят горные просторы, жизнь в прайде идёт своим чередом. Шанни и Кхира беседуют о вечном, Алира воссоединяется со своим братом Тристаном, а Малэйке предстоит нелегкий разговор со своей матушкой Элианой. Да и Бэйлу с Гордоном не позавидуешь: двум братьям многое нужно обсудить, а ученице Гордона Тори — услышать. И всё это перед лицом засухи и голода, которые и не думают медлить.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев - Королевство Света » Флешбэки » Единственной надеждой остается Сила [Star Wars]


Единственной надеждой остается Сила [Star Wars]

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Единственной надеждой остается Cила
•Тип флешбэка: интерлюдия
•Лица, принимающие участие:Авиона Рато, Энакин Скайуокер, Оби-Ван Кеноби
•Место: Эриаду
•Обстановка и обстоятельства:Потеряв учителя во время операции на Эриаду, юная Авиона пытается вновь обрести надежду на жизнь.

0

2

Уже практически пять лет её дни  сплошная рутина, которая, словно день сурка, повторяется изо дня в день. Она встает рано утром, застилает постель, (Авиона до сих пор не доверяет уборку дройдам), умывается, завтракает и уходит на работу. Целый день проходит в архиве, лишь на обед и полдник ей удается вырваться в кафетерий, где она каждый раз жаждет увидеть сына. Но девушке прекрасно известно, что юнлинги трапезничают в западном крыле кафетерия. Всё в храме построено на правилах, всё проработано до мельчайших деталей, даже такая, казалось бы, обыденная вещь, как прием пищи.

Домой она возвращается поздно. Головная боль и ломота в теле ограничивает её желание на какую-либо деятельность. Переступая порог квартиры, девушка первым делом прислушивается, а потом проверяет встроенный в стену шкаф на наличие верхней одежды. Обычно вешалка оказывается пустой. Это уже перестало огорчать Авиону, она привыкла к частому отсутствию супруга.  Девушка всё прекрасно понимала и принимала. И чтобы хоть как-то заполнить пустоту она вешает свою одежду на пустующий тремпель, после чего с уставшей улыбкой направляется сразу в душ. Стоя под теплыми струями воды, Авиона решает, чем именно она займется перед сном.  Обыкновенно её выбор не велик – это либо медитация, либо небольшая тренировка. Несмотря ни на что, она все ещё джедай, который обязан быть подкован как физически, так и духовно. На занятия  отводит не меньше часа.

По завершению деятельности девушка отправляется в спальню, питая себя пустыми надеждами застать супруга спящим в постели. Но стоит ей  открыть дверь спальни, как её сразу же окутывает тоска. После того, как её определили на временную работу в архив, их пути с Оби-Ваном разошлись. Теперь они видятся несколько раз в полгода, хотя должны быть часто вместе. Ведь  Авиона до сих пор остается его падаваном, имя, которого в дальнейшем, увы, уже не ждет увековечивание в голокронах. Перед тем, как лечь в постель, девушка тщательно взбивает подушку Кеноби, наивно пологая, что муж вернется среди ночи, после чего обходит кровать и ложится на своё место. За годы такой жизни  Авиона научилась засыпать в одиночку. Борясь с бессонницей,  она пытается думать о сыне и супруге, о другой жизни, после чего следует обрыв и пустота. Она засыпает лежа на животе, запустив руки под подушку. Так заканчивается очередной день её жизни. Нужно хорошенько выспаться, ведь завтра её ожидает такой же, повторяющийся из года в год, день. 
__________________________________________________________________________________________
Уже пятый час как Авиона не может покинуть третий зал. Сегодняшняя работа побила все мыслимые и немыслимые рекорды по своей сложности и затянутости. Она даже не обедала, про полдник можно даже и не говорить. Пальцы болели. Подобно бездушному дройду наборщику, девушка печатала и редактировала тексты старых записей. Даже страшно представить, сколько ещё таких документов ей пришлось бы забивать в базу данных, если бы её не побеспокоило мягкое прикосновение  теплой руки.

Девушка даже вздрогнуть не успела, когда человек, побеспокоивший её, развернулся и встал около стола.
- Я не хотела пугать тебя, Авиона, - невысокая старушка с аккуратно собранными в пучок седыми волосами добродушно улыбнулась.

- Практически перенесла большую часть текстов, столько же отредактировала. – Устало отчеканила девушка, после чего попыталась выпрямить сгорбленную от изнеможения спину.

- Твой труд похвален, дитя, но я пришла к тебе не за этим. – Мадам Джокаста Ню поднесла ладонь ко лбу работницы, - Тебе пора сделать перерыв. - Её длинные пальцы заботливо прошлись по щеке и подбородку Авионы.

Да, чего уж греха таить, она устала как Маррок. Ещё немного и её можно будет уносить из архива ногами вперед.
- Что-то случилось? – Немного поддавшись на жест мадам Ню, девушка обеспокоенно посмотрела на женщину. Внутри девушки завибрировали нотки тревоги. Не вооружённым глазом было видно, как тело молодого падавана напряглось, забыв про усталость от многочасовой работы.

- Надеюсь, что нет. – Переместив ладонь с лица девушки на её плечо, неуверенно произнесла руководительница архива. – Заходил магистр Йода. Он желает видеть тебя через полчаса возле Башни примирения.

Сердце бешено заколотилось. Если Йода попросил передать весть о встрече самой Джокасте Ню,  это означало только одно: их разговор будет серьёзным.
- А, как же…?

- Ну, чего уж поделать. – Женщина пожала плечами,  мол, подождет твоя работа. – Сохраняй текущую версию и иди.

Одна сторона Авионы была дичайшее рада такому повороту событий, однако другая негодовала и рвалась узнать причину, по которой её вызвал гранд-мастер. 

Превозмогая усталость и надвигающуюся дрему, девушка всё же пришла, нет, скорее примчалась, в назначенное время к назначенному месту. Йода уже ждал её. Опираясь на трость, он кивком поприветствовал Авиону.

- Доброго вечера, магистр. – Остановившись, девушка поклонилась. – Вы желали меня видеть? – Как бы она не пыталась скрыть свою тревогу, натура беспощадно выдавала её.

- Видеть хотел, хм-м-м… Задание есть для тебя. – Подойдя к падавану, маленький учитель пригласил  ту присесть подле стен башни. – Учитель твой, Оби-Ван Кеноби, на Эриаду прибыл. Информация нужна, х-м-м, для Ордена шахты Эриаду хранят в себе много полезного. Отправится ты должна туда.

Если бы Авиона могла, она бы сейчас подпрыгнула на месте от счастья. Наконец, после долгих месяцев разлуки ей, наконец, удастся повидать Кеноби, пускай даже по средствам задания. Однако, дав  себе мысленную пощёчину, девушка приложила все усилия, чтобы выслушать монолог магистра до конца.

Координаты были проложены. Нужные припасы собраны. Рано утром, на заднем дворе храма её и ещё нескольких джедаев ждал летательный аппарат, который отправил отряд на Эриаду.

Ей не хотелось встречаться с этой местностью. Уж больно много страданий принесла эта планета. Но она не может противиться заданию, даже такому редкому, как это.

На базе их встретили дежурные, которые не вылетали с поверхности Эриаду уже несколько месяцев. Было видно, как они устали, им не нужна была моральная поддержка или подбадривание, они просто хотели побыстрее свалить отсюда. Авиона их прекрасно понимала. Семь лет назад она тоже была заложницей этой грязной, похожей на болото, планеты.

Время на раздумья не было и уже через час новичков собрали в общий зал, где объяснили план дальнейших действий и распределили обязанности между новоприбывшими. Авионе досталось исследовать засохший рудник, находившийся рядом с шахтами, на наличие голокронов и  рукописных свитков  в недавно обнаруженном подземном бункере, который многие годы был скрыт от жителей планеты под массивным слоем земли. 

Да, не самая приятная работка, однако это лучше, чем сидеть и в одной и той же позе на протяжении многих часов перепечатывать трактаты джедаев-дипломатов.

Её исследовательская миссия продолжалась весь день. И только к вечеру, когда уже было физически невыносимо работать, она вернулась на базу, где Авиону уже ждали.

На входе в здание лагеря стояли Кеноби и Скайуокер. Это было лучшей наградой за все её каждодневные труды. Не скрывая восторга, юная Авиона Рато обняла своих друзей. Следующую ночь они провели за душевным разговором, на середине которого Энакин попросту заснул, чем сделал одолжение своим друзьям.

____________________________________________________________________________________________
- Мастер! Оби-Ван! – На той стороне послышался протяжный хрип и комлинк затих. – Прием! Прием! – Кричала она, держа в обеих руках устройство, но ответа не последовало. Связь была утеряна.

Авиона замерла на месте, когда её взор поймал летящие старфайтеры.

«Плохо дело.»

Над головой пронеслись выстрелы. Её заметили. «Беги! Беги не останавливаясь!» Спрыгнув с выступа, Авиона помчалась в сторону припаркованного спидера.

- Ну же! Заводись, жестянка. – Послышался недовольный рев мотора. Сегодня явно не её день. Наконец заведя спидер, девушка без промедлений рванула за летящими старфайтерами. Она должна успеть, должна.
Ей потребовалось использовать всю свою смекалку, чтобы не попасть под выстрелы врага. Словно Пикоби она петляла из стороны в сторону, укрываясь от бластеров. Даже самой силе неизвестно, сколько нервных клеток ей пришлось убить, прежде чем она увидела знакомые силуэты.

- Энакин! Энакин, ответь! Ну же! – Зажав кнопку комлинка, закричала девушка, стараясь пересилить рёв техники.

+2

3

Они закончили битву, вдвоем, как отработанный годами механизм, который не существует без определенных частей. Но, впервые за сотни проведенных на миссиях месяцах, Энакин не был доволен результатом. Его протез прошило бластером: рука практически бесполезна, если в округе нет хорошего медицинского центра. Такой центр, конечно, был, но только если считать округой пару-тройку сотен световых лет.
Оби-Ван тоже казался раздосадованным: они не нашли Авиону, не выполнили задание и застряли здесь без связи с внешним миром. А значит им придется отправиться в город, полный коренных жителей, которые не очень жалует джедаев последние пару месяцев.

— Если мы выйдем сейчас, успеем добраться до столицы до рассвета и может быть даже не попадем в плен.
— Где Авиона?
— Мастер, у нас миссия...
— Энакин, я должен знать, — раздражение в голосе бывшего наставника было настолько явным, что молодой джедай поспешил признать свое поражение, чтобы не вступать с ним в спор.
Он изменился. Что-то произошло, еще в тот момент, когда они опустили трап на эту треклятую планету. Энакин привык быть в центре внимания, слышать восхищенный шепот, быть частым объектом сплетен и слухов в Храме и за его пределами. И даже — а это стоило огромных усилий! — привык не реагировать на откровенное любопытство, желание незнакомцев сказать пару слов, дотронуться, а то и вовсе пихнуть нерадивого джедая. Но а теперь вся накопленная за долгие годы выдержка трещит по швам. Энакин ждал, что ситуация изменится, когда молодая джедай прибудет на планету, и изменится не в лучшую сторону. Но изменения в поведении Оби-Вана? В самом жарком котле Ада этот идеальный храмовник будет вести себя как образцовый джедай, выполнять миссии, зубрить Кодекс, и дальше по списку.

— Учитель, у нас миссия, — молодой джедай и сам удивился кремню в голосе, — нужно помочь этим людям. Иначе зачем мы прибыли?

Величие Храма — в его простоте. Пять башен, стремящихся к небесам, длинные коридоры и крошечные, уютные комнаты. И, конечно, рыцари-джедаи, стражи, магистры — все чисты, как вода в набуанском пруду, открыты и готовы оказать посильную или непосильную, если потребуется, помощь. Обезвредить опасного территориста? Готово. Спасти население планеты от неминуемой гибели? Сделано. Выиграть войну? Надеемся, до утра - это не слишком поздно.

По крайней мере, так было когда-то. И непременно будет, стоит только войне приблизиться к логичному завершению. Когда они выиграют все битвы в Галактике — до утра, чтобы не слишком поздно.

Так вот, когда ты живешь среди сверхсуществ, столь различных внешне, но подобных один другому внутри, в разной одежде одинаковых цветов, с миллионами мыслей и несколькими вбитыми мантрами,  ты привыкаешь быть в центре мира и в одиночестве, поддерживать бесперебойный контакт и получать новые знания и отдаляться, уметь находить и ценить тишину. Именно поэтому джедаям проще приспособиться к переменам: они готовы к ним с младенчества. Ни к чему не привязываются, ничто не ценят, ничего не помнят — из важного. Энакин неправильный джедай, ведь он помнит, любит и привязывается, хотя годы блужданий отучили его смотреть на вещи как на что-то личное.

Похоже, не до конца.

Он в замешательстве и, наверное, в первый раз в жизни готов вернуться домой и слушать мантру хоть до зари. В Храме все проще: ты можешь обратиться к мастеру Йоде. Несколько раз Энакин так и поступал. Кабинка — иначе не назовешь — великого джедая представляет собой маленький островок покоя среди бурлящих вод многотысячного Ордена. И крошечное зеленое существо тоже поддержит, объяснит, окутает знанием и благословит тебя на следующую миссию.

А если магистра Йоды вдруг не окажется на месте — поймай любого торопящегося джедая с длинной бородой и спроси совета у него. Старые и мудрые любят раздавать молодежи "ценные" указания. Вот этого сейчас так не хватает. У него, как и у любого жителя этой Галактики, довольно маленькая семья: жена, друг-наставник и несколько десятков тысяч собратьев. И где они теперь, когда так нужны?

На Эриаду все иначе. Никто не тычет в него пальцем, не толкает и не спешит дотронуться. Нет ни Ордена, ни Йоды, ни массивных стен с огромными башнями, ни привычного Оби-Вана с его напускным недовольством. Казалось бы, ерунда да и только, но если это продолжится еще несколько недель, Энакин просто сойдет с ума.

И никто, никто на этой проклятой планете не объяснит ему когда именно все пошло не так. Потому что даже от седовласых старцев тут остались одни воспомнания.

— Учитель, — тупо повторяет Скайуокер, пытаясь поймать взгляд наставника, — мы не можем бросить все сейчас, это же...
Одно мгновение они просто смотрят друг на друга, не в силах отвести глаз. Полный сомнения и недоверия у молодого джедая, растерянности и негодования — у более опытного собрата.

— Оби-Ван, там люди. Нужно остаться.
Учитель медленно кивает, отходит и берет в руки старый меч Квай-Гона. Руки полируют рукоятку отточенными годами движениями, и старшему товарищу кажется: еще немного и легендарный джедай с длинной бородой присядет рядом с ними и поддержит, подскажит, поможет. Хотя бы просто появится.

Не появится. Они достаточно долго ждали, оба.

«Оби-Вану нет дела до этих людей» — наступают мысли, но Энакин даже рад: он ни за что не прогонит их в этот раз, ведь ему теперь есть к чему прислушаться.
«Не до тебя, не до этой планеты. Герою, спасителю и надежде Галактики и сама Галактика-то не нужна. Только эта девчонка, которую он сюда притащил»

Скайоукеру плевать на то, как они это провернули и как долго планировали. Но он точно знает, что отдал бы пару лет жизни за то, чтобы оказаться сейчас на другом конце системы, подальше от смерти, войны и не похожего на себя Оби-Вана, что в сто раз хуже любых лишений.

Высоко в башнях, которые удостоенны чести встречать рассвет одними из первых на Корусанте, мудрые магистры-джедаи поминают Скайуокера каждый раз, когда речь заходит о непослушании, нарушении приказов, дерзости и других вещах, некогда казавшихся донельзя забавными. На такой случай у Энакина тоже есть запасной вариант. Точнее — два запасных варианта, два человека за несколько световых лет от этого места. Точнее, когда-то их было два.

— Я остаюсь, — бросает от вслед, поднимает тяжелый рюкзак с провизией и выжившим оборудованием, и отходит в другую сторону. Энакин не глуп: он давно знает, что Оби-Ван, Йода и мастер Винду подозревают его в любовных связях с сенатором Амидалой. Но одно дело выражать свое недовольство в частных беседах и распространении сплетен, а другое — поймать молодого джедая на горячем и раскрыть перед Советом. Тогда его точно с позором выгонят из Ордена и заставят чинить машины где-то на Кореллии или Альдераане. Это если он останется жив, конечно.

И все-таки он ей позвонит. Плевать он хотел на эту шумиху. Вот только достанет комлинк, подключит его и... и...

Ситх. Какие комлинки в этой дыре?

«И что прикажете делать? Утешать Оби-Вана? Ну и ладно»

Он был на полпути к месту расположения наставника, когда прогремел взрыв. В следующие пару мгновений Энакин обнаружил себя стоящим на коленях и прижимающим уцелевшую руку к левому уху, из которого тонкой струйкой текла кровь. Но ему относительно повезло: луч задел только край платформы, на которой они остановились, и теперь посреди нее зияла огромная дыра. А ведь могло быть хуже, они могли остаться в центре и продолжить спор, тогда бы все закончилось немного печальнее.

«И где же Оби-Ван?»

Скайуокер попытался подняться на ноги, но тут же рухнул обратно. Саднило в боку, расшибленно правое плечо, механическая рука отказывалась выполнять какие-либо команды, а левое ухо — реагировать на звук. Но если он не встанет сейчас, то им конец.

Он предпринял еще одну попытку, потом еще одну, и даже немного приуспел, пока наконец все вокруг не стихло и медленно погрузилось во тьму.

— Ами, кто это?
— Джедай. Мигель, отойди, ты загораживаешь свет.

Маленькая тень исчезла, но Энакин не спешил открывать глаза. Плечо все так же болело, рука отказывалась работать, слух оставался нарушенным, а ноги, судя по ощущениям, крепко связанными. Оставалось только лежать и думать, думать, думать — и так пока не сойдешь с ума. Он вспомнил, отрывками, как его связали, волокли, везли, тянули и трепали.

Женщина показалась ему сотканной из света — настолько ярчайше белой была ее шерсть. Передней лапой катар прикоснулась к его лбу в попытке проверить температуру, но очень быстро сдалась и просто прошлась по его щеке шершавым языком, оставив на ней пару неглубоких царапин.

— Вы, люди, слишком нежные для этой планеты. Оставайтесь в своем Ядре, растите там своих котят и собрайте свои железки. Ничего вас тут не ждет, кроме войны, — с горечью пробормотала женщина, когда заметила, что он пришел в сознение.
— Мы пришли помочь, — горячими губами пробормотал молодой джедай, — это вы нас сюда позвали.
— Мой народ тебя не звал! Мои котята тебя не звали, и наши старцы не звали и, - глаза большой кошки злобно сверкнули, - и я тоже тебя не звала. Иди домой, человек.
— Я же связан, как я пойду? - На этот раз у Энакина не вышло скрыть насмешку  в голосе.
— Я развяжу тебя. Мы дадим тебе Птицу. Ты уйдешь?
Ее упрямство, надежда, смешанная с негодованием, легкий проблеск любопытства - все это делало катар еще более похожей на лукавую и опасную хищницу, а не одомашненную кошку в старом платье.
— Мой друг остался на плато. Я найду его и мы уйдем. Вдвоем, или я останусь на этой проклятой планете.

Женщина не ответила — не похоже, что ее целью является прогнать незванного гостя или добить его. Ей что-то нужно от молодого джедая, что-то гложет катар, поэтому она молчит и все еще терпит его присутствие.

— Хорошо. Я положила травы на твои раны, поспишь и боль пройдет. Можешь начать прямо сейчас.
«Что тебе от меня нужно?» — не говорит Энакин, провожая взглядом кошачью тень.

Забавно, но разговор с катар вдохновил его. Он все еще что-то может, иначе зачем странной семейке спасать его? Дело в том, что мальчик - Мигель, если он запомнил правильно, — не похож на большого кота. Это человек. В Республике война, одной семьей меньше, одной больше — никому нет до этого дела. Но женщина нуждается в помощи, он слишком долго был джедаем, чтобы это различать.

— Ты поможешь нам? — Два крошечных горящих глаза уставились на Энакина с таким явным любопытством, что, казалось, мозг Скайуокера уже стали оседать глупые вопросы.
— Я связан. У меня есть задание. И да: мой лучший друг пропал, а я не могу искать его, пока, немного назад, я связан. Так что нет, парень, найди себе другого героя.
— Он не пропал. Его забрали машины.
— Что?!
Нет. Нет-нет-нет. Только не это. Что угодно, но не это. Какого ситха они вообще прилетели на этот кусок камня?!

— Слушай, парень, мне нужно идти. Развяжи мне руки.
— Это не очень правильно, — минутка колебаний, мальчик протягивает каменный нож, чтобы разрезать путы, но вдруг одергивается: — и если мама узнает, что ты ушел, она сильно рассердится.
— Если об этом узнает Совет джедаев, он тоже рассердится. Очень-очень сильно. Настолько, что отправит на вашу планету еще больше машин, еще больше солдат и тогда война уж точно не закончится. Вернее, она-то закончится, но ни ты, ни твоя мать не дотяните до этого дня.

Энакин в ярости. Совет сначала обещал им безопасную дипломатическую миссию, которая займет пару недель, затем — несколько единиц транспорта, после — три отряда клонов, а во время прошлого сеанса связи — вытащить их отсюда до конца месяца.  Теперь, конечно, они ничего не обещают: сломанный передатчик, примитивное население и превыщающее количество врагов отлично позаботились о том, чтобы простое желание выжить вытеснило все остальные потребности. Но он не уйдет. Живой, мертвый, с одной рукой или с двумя — плевать. Без Кеноби никуда не полетит.

— Там, на плато, с нами была девушка. Ты не видел ее? Ее мне тоже нужно найти, — лучше всего начать поиски Авионы, а потом уже продолжить с учителем. Энакин знает, насколько тонко она чувствует своего... друга? Учителя? Любовника? Мужа? Слишком запутанно, слишком болезненно, чтобы думать об этом сейчас.
— Можешь не развязывать меня, — джедай словно образумился, убрал желчь из голоса и прекратил обходиться угрозами, — но скажи мне где она. Я должен ее найти.
— В пещере, под плато. Она спряталась, когда пришли машины. Мама сказала, что...
— Хорошо. А теперь иди отсюда, приятель, если не хочешь проблем.
— Я хочу помочь.

«Мне плевать. Помогай, если хочешь»

Джедай мысленно потянулся к ножу, позволил себя прочувствовать каждый сантиметр лезвия, прощупать деревянную ручку, украшенную незамысловатым узором, а затем резко, почти не меняя тон, оттянул его к себе. Мальчик отшатнулся, ослабил хватку и разрешил орудию выскользнуть из его рук. Минута — и Энакин разминал затекшие кисти.

— Ты помог. Спасибо. Теперь иди, — парень смотрел на Скайоукера с самой странной смесью чувств, которую только можно лицезреть на лице десятилетнего мальчишки. Тут и растерянность, и удивление, и замешательство, дикая радость, зависть и огромная доля интереса. Конечно, новый приятель не отстанет, теперь наверняка.

Они прошли около десяти кликов вдвоем: впереди закутанный в длинный плащ мальчик, а за ним — молодой джедай в тонкой тунике, заметно продрогший, но упрямо отказывающийся сделать привал. Мигель — Энакин наконец-то вспомнил имя — вызвался показать дорогу к молодой девушке, которая прилетела на планету последней. Помочь, как он это назвал. Скайуокер, напротив, не разделял горячности юнца, да и сам план начинал вызывать у него сомнения. Даже если они сейчас найдут Авиону, даже пусть она согласится продолжить поиски вместе, даже если война остановится и не начнется до тех пор, пока они не спасут учителя, шансы ничтожно малы. Прошло больше суток, в округе нет транспорта и еще три десятка причин, почему отправляться на поиски вдвоем — не просто плохая, а ужасно идиотская затея. Но уставший и не желающий сдаваться парень идет вперед, а довольно бодрый, но упавший духом мужчина следует за ним.

Рассвет застал их на подходе к плато, у которого накануне остановились передохнуть и пополнить запасы два рыцаря-джедая. Энакин уже начинал подозревать, что Мигель не пожелал заимствовать транспорт своей приемной семьи: даже легкие на подъем катары не преодолеют такое расстояние за пару часов, а находиться без сознания больший срок джедай просто не мог. Если все это закончится — когда закончится, они поговорят с местным народом на другом языке, более понятном для их наглых морд и длинных ушей.

Скайуокер почувствовал ее почти сразу. Мальчику понадобилась пара-другая минут, когда шум — на самом деле чуть слышный звук дыхания — достиг его уха. Авиона сидела на том камне, где накануне вечером отдыхал Оби-Ван, и, казалось, сильно дрожала. Энакин поборол в себе мимолетное чувство сострадания: девушка — враг, это из-за нее они остались здесь слишком долго, это она прилетела к ним, когда джедаи запросили хороших солдат в подмогу. Это ее Оби-Ван...

Нет. Не сейчас.

— Мы найдем его.

Авиона подняла голову и с детской надеждой посмотрела в его ярко-голубые глаза — сосредоточие добра и сопереживания.

«А когда мы найдем его, я сделаю все, чтобы эта вылазка стала твоей последней».

0

4

Эта проклятая жестянка совсем не желала нормально работать. Гравицикл упрямо тормозил через каждые пятьсот метров, упрямился и недовольно жужжал в ответ.
Спитфайтеры вторым заходом пронеслись над головой Авионы, когда она в очередной раз пыталась завести машину. Она не успеет.

«Ситское отродье!»

Громко выругавшись, юница оперлась ногой о валун. Девушка вновь провернула ключ, мотор не ответил. Внутри что-то ёкнуло. В эту же секунду земля вздрогнула, и она услышала громкий хлопок. Авиона моментально устремила взгляд в сторону, развивающего свою силу, столба пыли.
Нет... — Только и смогли пролетать её губы, прежде чем девушку настигла искусственная буря. Авиона даже не успела закрыть лицо, как её захватила в свой плен пелена песка, грязи, камней и обломков. Не сумев удержаться, девушка свалилась со спидера, после чего неистовая сила протащила её ещё несколько метров по земле. Ей повезло – байк всего на всего накренился, прибившись к валуну.

Авиона чувствовала, как её тело погребается под слоем песка и грязи. Она не могла точно обозначить свое местоположение. Тело стиснуло и сдавило, воздух начал блокировать новый пласт, внутренности обожгло, неведомая красная пелена замаячила перед глазами. Последнее, что запомнила девушка, прежде чем потеряла сознание - это пронзительная боль в области спины, после чего её накрыла темнота.

Неизвестно сколько времени она пролежала в своей импровизированной могиле. Счет потерял своё значение. Неизвестность и темнота окружали её. Как вдруг вакуум начал искажаться, появились чувства.  Из под толстого слоя показалось рука, она загребала песок, стараясь найти хоть какую-нибудь опору. Через некоторое время, превозмогая тяжесть навалившегося сверху груза и боль ноющих конечностей, девушка выбралась из могилы.  Запах горелого пластика, металла, раскалённого камня – всё это сопровождало её воскрешение.

Всё её тело было облеплено песком, одежда в некоторых местах была порвана. Локти, колени и лоб разбиты в кровь. Левая рука была сломана в двух местах, как минимум.  Раны жгли, принося девушке дичайший дискомфорт. Глаза, рот и нос забились песком и пылью, казалось, что на её лице навсегда застыла эта уродливая маска состоящая из грязи и крови.

Она попыталась встать, но ноги не слушались её. Девушка падала, издавая при этом глухие всхлипы. Ей было так больно и противно осознавать свою беспомощность. Хотелось кричать, но плотная маска не давала этого сделать. Непонятно как ей удавалось дышать и совершать хоть какие то движения, тело сокрушалось, не хотело повиноваться. Некоторое время Авиона неподвижно сидела на земле, зажимая нос иссечённой мелкими камнями ладонью. Из носа густыми каплями капала черная кровь.  Падаван старался усмирить боль, повторяя мантру Силы про себя.

Авиона попыталась смахнуть с глаз грязь, однако сделала ещё хуже.
«Нужно добраться.»— Повторяла она, в очередной раз, пытаясь встать, — «Нужно найти.» — Авиона предпринимает ещё одну попытку и, наконец, ей удается встать. Это было небольшой победой для неё. Пошатываясь и выставив вперед руки, девушка на полусогнутых ногах отправилась в неизвестность.
«Один, два, три... »— Молодой джедай шла вслепую, полагаясь только на помощь Силы. Шаги удавались ей с трудом, однако она не могла больше останавливаться. Вокруг девушки  по-прежнему властвовала тьма и тишина.
Перед закрытыми глазами проносились события последних дней. Она видела своих друзей, вспоминала разговоры, воспроизводила последние сказанные Оби-Ваном фразы. Внутри всё сжималось от боли, не столько от физической, сколько от душевной.

Упорство, упрямство и верность Силе довели её до источника жизни. Девушка почувствовала пальцами холодное прикосновение воды, оно моментально пробудило её, сердце Авионы учащенно забилось. Она сделала ещё несколько шагов, погружая свои ноги в воду, слегка проваливаясь стопами в мягком слое ила. Это так приятно успокаивало её сознание, что она даже на мгновение забыла про все проблемы и происшествия. Однако саднящая боль моментально вывела её из блаженного состояния.

Падаван сделала несколько шагов, после чего аккуратно опустилась на корточки и поднесла ладонь  здоровой руки к воде. Зачерпнув воду, девушка поднесла её к лицу. Ей пришлось потратить время, чтобы отмыть засохший слой грязи. Наконец её глаза были открыты. Упершись рукой о дно озера, Авиона, наконец, смогла оглядеться и установить своё местонахождение.

Понадобилось несколько часов, прежде чем она добралась до места взрыва. На протяжении всего пути юница теплилась надеждами обнаружить хотя бы одну живую душу, однако по прибытии её ожидали лишь разбросанные трупы, искорёженная от взрыва техника и огромнейший обрыв. Именно к нему в первую очередь потянуло падавана. Девушка чувствовала, что её учитель находился именно на этом месте в момент взрыва.

Душу овеяла пустота, она не чувствовала ту самую нить, которая так крепко связывала её и Оби-Вана. Ей также не удалось распознать расположение Скайуокера. Они словно исчезли, растворились.

Саднящие раны не могли перебить всю боль и грусть девушки. Она упала, не щадя разбитые колени. Не было причин сдерживать себя. Сжав здоровую ладонь в кулак, Авиона со всей дури ударила ею по земле, кости неприятно заныли, эта боль ещё больше захлестнула её эмоции. Девчонка издала истошный крик, отправляя его эхом  в бездну ночи. Из глаз стремительной струйкой хлынули слезы, обжигая раны на лице девушки. Падаван повалилась на близлежащий камень. Её сознание начло вновь проваливаться в бездну. Девушка начала насильно терзать себя вопросами и упреками.
Она поступала неправильно. Слабая, совершенно неспособная обуздать свои эмоции. Её стержень давно поломан. Ей не место в Ордене.

Над завалами из упавших кораблей, выше серого тумана из пепла, пыли и гари, виднелась заходящая луна. Вокруг не было ни единой живой души. Она осталась совсем одна.  Одна?
Шаги, они раздавались глухими хлопками в темноте её сознания, создавая мнительную дымку присутствия. Авиона открыла глаза и отпрянула от камня. Теперь шаги уже не казались такими призрачными, обернувшись, темноволосая обнаружила их хозяина. Он недобро смотрел на девушку, в них читалось презрение, неприкрытая злоба. Станет ли он её спасителем? Скайукер…

Я не чувствую его… — Хриплым от крика голосом произнесла она, стараясь найти во взгляде Энакина хотя бы каплю сострадания. Парень ответил хладнокровием, но она знала, что в душе он так же потерян и сломлен. А что если она ошибается?  — Почему ты тут?! — Авиона не могла сдерживать своего гнева.

Она не стыдилась этого, девушка понимала, что поменявшись, они с Энакином местами, тот бы тоже упрекал её. Уж больно хорошо она знала его… За эти годы они провели достаточно времени, чтобы изучить повадки и характер друг друга. Однако, казалось, что Энакин предпочел забыть о ней, как только она ушла на второй план в их команде, когда родила ребёнка. Теперь он и вовсе делает вид, что они не знакомы.

Но сейчас не то время, когда нужно впадать в слепую ярость. Теперь у них есть общая миссия. От её успеха зависит дальнейшая жизнь каждого. Нужно найти Оби-Вана и спасти эту чертову планету от конца.

Постаравшись восстановить мнимое спокойствие, Авиона тяжело выдохнула и отвела взгляд от парня. – Как это произошло? Когда ты видел его в последний раз? — Девушка медленно поднялась, раны и ссадины сразу же дали о себе знать. Она скривилась, однако быстро сменила выражение, когда разглядела, как правая рука парня безжизненно болталась на весу.

Ей вспомнилось начало войны. Энакин – своенравный и непослушный падаван, который всеми силами старается показать себя, однако строгость наставника тормозит его, Оби-Ван пытается вразумить, остудить пыл, направить в нужное русло.
Авиона застала Оби-Вана в зале с голокронами, когда он сообщил ей, что им с Энакином придется покинуть храм на некоторое время. Больше он ничего ей не сказал. Уже позже она узнает о заговоре сепаратистов. Новость о битве на Джеонозисе настигнет её в общей суматохе внутри храма.

Меньше чем через месяц они вернулись в родные стены Ордена. Авионе не сразу удалось пробиться на встречу к своим друзьям – работа тормозила ей. Наконец, когда ей представилась возможность погасить свою тоску, она не узнала их. Кеноби заматерел. Она больше не видела в его глазах безмятежного спокойствия. Однако он всё ещё оставался её Оби-Ваном.

Скайоукера постигли самые большие изменения. В той вылазке он потерял руку, теперь с правой стороны красовался холодный и слегка устрашающий протез, который впоследствии Энакин стал покрывать черной кожаной перчаткой. Однако, как она узнала позже, парень потерял не только руку. Энакину пришлось вызволять свою мать из плена Тускенов, а позже хоронить её. После этой вести ей хотелось обнять Энакина, попытаться донести до него тепло, чтобы помочь хотя бы слегка заглушить боль. Но он стал другим. Контраст  между Скайукером до и после миссии значительно чувствовался. Мальчика, которого знала Авиона, больше не существовало.

Кто это там с тобой? — Вырвавшись из плена воспоминаний, спохватилась девушка,  заметив прятавшегося за обломками незнакомца.

+1


Вы здесь » Король Лев - Королевство Света » Флешбэки » Единственной надеждой остается Сила [Star Wars]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC