Король Лев - Королевство Света

Объявление

НОВОСТИ ФОРУМА
noname
В ИГРЕ

Друзья! Мы давно хотели создать канал форума в Телеграме. Если вы желаете присоединиться, напишите, пожалуйста, наш номер телефона или ник в ЛС Шанни. Или просто пинганите @twentyfouryears. Ждем вас!
атата

Внимание! Поскольку у нас всерьез готовится война львы vs. гиены, набор одиночек временно закрыт. Если желаете просто побродить по саванне, у нас есть целых два отряда и прайд, где вас всегда рады видеть!:)
атата

Добра тебе, мил человек!
Главный воин прайда — Бруно — погиб. Пока король Мазори занят расследованием, Гордон и Шанни торопятся собрать Совет Старейшин, на котором львы выберут нового защитника прайда и обсудят, может ли Королевство Света и дальше оставаться на родных землях.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев - Королевство Света » Том II: Да здравствует король! » Эпизод XX: Совет Старейшин


Эпизод XX: Совет Старейшин

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Король Мазори собирает старейшин и уважаемых членов прайда, чтобы обсудить с ними бедственное положение королевства. Смерть главного воина, нарастающий голод и гиены, захватившие часть гор, - только часть проблем, которую должны решить на совете, а впереди - возможная война.

Участники: Шанни, Мазори, Гордон, Майло, Кхира, Кимберли
    Время суток: вечер
    Место: поляна у пещеры прайда
    Статус: активен

0

2

В детстве Шан Совет прайда собирался только по радостным повесткам. Рождение наследника, вечер перед церемонией принца, проводы Симбы - старший брат, ей казалось, был единственным, кто застал прайд Света счастливым в молодости и пробыл в нем до зрелости. Шанни не было и полутора лет, когда на королевство стали сыпаться невзгоды, одна за другой. С тех пор Совет Старейшин был для нее знаком беды, но по законам прайда - просто важным событием, без окраски. Событием, которое она обязана посещать.

Коричневая львица и ее скромный отряд здесь уже два месяца, и за этот скромный отрезок Совет собирался аж дважды: в первый раз чтобы решить, кто будет правиль львами Света - Шанни или Мазори. И решение было не в ее пользу.

Теперь же Совет собирается еще раз: чтобы выслушать мнение старейшин и просто важных морд, наметить какой-то курс, а не слепо бросаться выполнять приказы короля. Ведь теперь они хорошо знают цену такой верности.

Коричневая, взмахивая хвостом от нетерпения, подошла ближе к камню, который лежал в центре поляны. Место будто создано для собраний: уже не саванна, но еще не горы. Безопасное, удобное, вместительное и с этими камнями-гигантами, на которых, при желании, еще два Совета усядется.

Но камень говорящего - центральный. Можно либо запрыгнуть на него, либо, а так обычно и делал отец, присесть рядом. На этот раз Шанни не походила к камню слишком близко - остановилась примерно в четырех-пяти шагах и стала ждать остальных. Львица всегда чувствовала себя тревожно во время больших собраний, поэтому и пришла почти на час раньше. Но, благо, пришла не одна: прайд потихоньку собирался, очевидно, переживая не меньше бывшей королевы.

- Добрый вечер, - Шанни кивала старейшинам, дождаясь Элиану и Кимберли. Она не знала еще, придет ли Малэйка на Совет, а вот Элиана - едва ли не последняя из старейшин, она просто обязана быть. Вместе с Кимберли, которую позвала сама Шан.

Их с Кимберли отношения казались немного странными, но оттуда веяло непонятной теплотой, будто две родственные души постепенно сходились снова. Ким ничуть не похожа на Зарни Ань - вторая хорошо знала, что такое голод и лишения, но от своих братьев и сестер по отряду получала лишь тепло - когда больше, когда меньше, когда как повезет. Кимберли, что сразу бросалось в глаза, была в родном прайде словно чужая.

Шанни прибыла до того, как Кимберли стала воином - неслыханное нарушение порядков, которое все же пошло львице на пользу - и коричневой не пришлось наблюдать ее охотничьи потуги. Во всяком случае "потуги" - самое частое слово, которое Шан слыхала от других львиц на охоте.

Ей проще. Она маленькая и умелая, пусть и немолода. Ловка, хитра и опытна, охота - радость для нее. С Ким иначе. Львы будто не знали, что делать с ней, ровно как и львицы. И это немного сблизило стареющую, но все еще одинокую в душе ворчунью Шан и молодую, непохожую на других львицу.

Так что Кимберли должна сидеть рядом с коричневой охотницей, в первых рядах, и слушать, что же скажет им Мазори. А пока Кимберли еще не подошла, можно перемолвиться двумя словами с другими жителями прайда.

+1

3

Майло неторопливо приближалась к поляне собраний: она пришла немного загодя и времени до начала собрания было ещё достаточно - торопиться было некуда и незачем. Она вообще была нетороплива. Во всём, кроме охоты - там она преображалась, из ленивой рохли превращаясь в стремительный расчётливый таран (правда, ей требовалось большее время для набора скорости, чем более мелким и проворным охотницам). Но это преображение было продиктовано жизненной необходимостью, и не приносило Майло ни азарта, ни упоения. Торопиться слишком хлопотно и затратно. Слишком беспокойно. Зачем бежать, когда можно идти? И зачем идти, когда можно, скажем, лежать? Хм... кажется, вон то местечко на поляне вполне удобное и приятное.

"Пожалуй, это единственное, что будет приятным сегодня." - подумала Мей хмуро, вспомнив подавленные и озабоченные морды Мазори, Шанни, Гордона и Атлантиса, вернувшихся сегодня утром. (офф: я всё правильно написала?)

   По пустякам Совет Старейшин не собирается. И хотя ни Король, ни приближённые не раскрывали причину его созыва, в воздухе витало что-то злое и нехорошее. Возвратившись утром из горного ущелья, Мазори, Шанни и их советники были угрюмы и молчаливы, а через краткое время было объявлено о созыве Совета. Всё это гнетущим камнем давило мысли Майло, и она решительно не понимала, как этот гнёт разрешить. Все ответы она узнает сегодня. И совсем скоро. Так она надеялась, во всяком случае.
 
   На поляне уже собрались некоторые львы. Среди старейшин Мэй с некоторой неприязнью отметила бывшую королеву прайда. Майло-носорог (так иногда звали её за таранящие атаки на охоте) винила Шанни в произошедшем некогда расколе прайда. Она разделила прайд и увела за собой ценных охотников и бойцов! И что же - нашли ли они лучшую долю? Нет! Приплелись обратно, ни с чем. Но чего это стоило прайду? Каких потерь и среди ослабленных оставшихся, и среди ушедших? Вместе бы они были гораздо сильнее, они бы выдержали, выстояли! А теперь... А теперь прайд снова объединён, но прежней сплочённости уже нет. Расколотый орех не срастётся вновь. Остаётся лишь надеяться, что обломки этого самого "ореха" послужат пищей для нового семени, из которого вырастет новая жизнь прайда. Но, ох, как нескоро теперь это будет, и сколько трудов придётся затратить обеим сторонам, дабы восстановить доверие друг к другу... Мэй с горечью вздохнула: хорошо, что хоть вернулись. Сегодняшний вечер обещал быть очень непростым.

   Подойдя к поляне Мей вежливо приветствовала старейшин, склоняя голову. Все они были многомудрыми и умелыми львами и львицами и полностью заслуживали свой титул и почёт, многие лета трудясь на благо прайда и направляя юного короля.

   - Ласкового солнца, - приветствовала Майло и сидящую Шанни, кротко склонив тяжёлую голову. Испытывая личную неприязнь к бывшей королеве, Мэй помнила, тем не менее, её прежние заслуги перед прайдом. А ещё она старше.  А ещё она королевских кровей, да.

  Майло была очень воспитанная львица и своё мнение, как и эмоции обычно держала при себе, когда её не спрашивали. А её пока не спрашивали.

   Пробравшись мимо львов, Мэй наметила место с противоположной от Шанни стороны камня, чуть поодаль, но так, чтобы быть в первых рядах и всё-всё-всё слышать. Вот и пришли, уф. Да, вот здесь вполне ровно и удобно. В ожидании начала Совета Майло... конечно же развалилась на земле. Она встанет потом, когда придёт Король и начнётся Совет. Но это будет потом. А пока можно полежать, блаженно вытянув задние лапы - она же никого ими не задевает, правда?

   "Интересно, где тут Бруно?" Она долго не видела главного воина, но уж на Совете-то он появиться обязан! Юношеская влюблённость в этого льва осталась далеко позади, но следок на сердце остался. И нет-нет, да и глянет украдкой в его сторону львица-носорог. Но его пока нигде не было видно.

  Ждём.

Отредактировано Майло (2019-08-23 23:10:45)

+1

4

Получить приглашение на совет прайда, тем более от самой Шанни - Кимберли до сих пор не могла логично уложить эти мысли в своей голове. По пути к указанному месту, она хлестала себя хвостом, чтобы убедиться в реальности происходящего.

Ей ещё никогда не доводилось присутствовать на подобных мероприятиях. Прайд говорил ей, что она ещё слишком юна и не обладает мудростью, однако правда была на самом деле иной. Кимберли это понимала и ничего не могла сделать. Клеймо неудачника потянуло за собой ещё одно - изгой. Нет, нельзя однозначно назвать её изгоем, всё же, как бы этого не хотелось, общество замечало её и даже взаимодействовало. Некоторые львицы пытались наладить с ней контакт, однако, после череды грязных смешков в сторону самки, Ким перестала верить в искренность слов тех, кто пытался ей хоть как-то помочь.

С появлением отряда Шанни всё поменялось. Внезапно, Кимберли перевели из ранга рядовой охотницы в ранг воина. Это было довольно неожиданно для неё. Львица даже представить себе не могла, что Бруно - главный воин прайда, знает о её существовании. Ким догадывалась, кто был инициатором такого решения, однако приносить благодарность она не спешила... Обиды ещё была свежи.

У Кими впервые появился шанс проявить себя, представиться перед новыми со-прайдниками и не чувствовать себя белой вороной. Она стала довольно активной и разговорчивой. Да, робость и страх всё ещё бушевали в самке, но желание выделиться и понравиться новым жителям перевешивало.

На удивление, её заметила Шанни - бывшая хранительница прайда Света. Для Кимберли это казалось чем-то невообразимым. Представить себе, что такая важная особа станет просто так, без какой-либо причины, заводить с ней беседы? Абсурд. Нет, быть такого не может! А может быть Шанни смогла увидеть в ней свою родственную душу? Кто знает...

Добравшись до места собрания прайда, она ударила себя хвостом ещё раз. Если это сон, то пусть он не будет кошмаром...
Кошка тяжело выдохнула. Нужно собраться с мыслями и войти на поляну так, чтобы не привлечь к себе излишнего внимания.

"- Хорошо. Спокойно-спокойно. Главное не сделать ничего глупого...-"

Большая темно-рыжая самка прошестовала на поляну. Отыскав на ней Шанни, Кимберли медленно прошестовала к львице. Делала она это не для того, чтобы показать себя, нет. Просто она была на столько напряжена и обеспокоена, что её тело, буквально, сковывало каждое движение. Казалось, что она идёт целую вечность.
Наконец, добравшись до львицы, Кимберли молча кивнула ей и села рядом. Со стороны это выглядело так, будто бы Шанни привела на совет своего личного охранника, ведь по габоритам Ким могла легко сойти за каменную глыбу, которая оберегала бывшую правительницу от всех невзгод.

+1

5

Перемены нависли над землями прайда, будто бы тяжелая грозовая туча, которая вот-вот вырвет из своих недр сокрушающий поток. Элиана знала, что они не сулят ничего хорошего. За свою жизнь она сталкивалась со многими трудностями, видела много смертей и падений, и всё это мелкими рубцами отпечатывалось на её душе. Старейшина понимала, что этому когда-то наступит конец. Возможно её время пришло.

После вести о смерти Бруно, Элиана старалась уделять дочери всё своё время. Львица ни на шаг не отходила от беременной Малэйки. Она очень боялась за её психическое и физическое состояние. Эль очень не хотелось, чтобы с ней и малышом что-то случилось.

Не смотря на уговоры дочери, она всё же запретила ей посещать совет. Честно говоря, Элиане самой не хотелось там присутствовать. Она очень сильно устала. Тело уже, практически, не слушало её, зрение ухудшалось с каждым днём. Эли чувствовала, как предки зовут её. Скоро она обретёт покой, но пока...

Из-за того, что Малэйка не могла сопровождать свою мать, поводырем Элианы стал Мазори. Пусть она уже практически не видела и плохо слышала, львица чувствовала, что её король явно находится не в себе. Бывшая охотница понимала, что смерть Бруно ещё больше подшатнула репутацию Мазори. Ещё один подобный поворот судьбы и случится что-то страшное. Нет, не такое будущее она хочет для Светлых. Ей очень хотелось уйти с ощущением, что её миссия на этом свете выполнена, а прайд Света продолжает жить и процветать.

- Мы пришли. - Голос Мазори был практически безцветен.

Подняв уши, Эль постаралась уловить посторонние звуки. Голоса, она слышала их.

- Пора начинать. Они ждут тебя, Мазори.

Отредактировано Элиана (2019-08-27 16:15:02)

0

6

Новость о том, что король собирает Совет, настигла его на любимом пригорке. Там, спрятавшись под сенью раскидистой акации, чьи листья посохли и теперь трещали на любом ветру, словно хвост гремучника, он сидел уже несколько дней. Без движения, без воды и еды, уставший от бессонницы. Никто не знал, в чем причина этого поведения. Но они и не были шаманами. Уже долгое время он слышал этот шепот, что полз у самой земли, неслышимый никем, кроме него. Но духи те еще любители поболтать, так что он не придавал ему значению. Пока в один прекрасный день  этот шепот не превратился в гвал, и игнорировать их больше было не возможно. Пока их воля не заполнила его душу, словно река, вошедшая в свои русла. Их гнев, острыми когтями вцепляющийся в шкуру, их горе, затапливающее его до самых ушей, их требование, выбитое едва ли не на внутренней стороне века.

Духи врывались в его сон, преследовали его в бдении и ощущались почти материальными фигурами на периферии зрения. Сотканные из ветра и пыли, с кусками льда вместо глаз, они следовали за ним. И говорили, говорили, говорили. То, от чего кровь стыла в жилах, что не укладывалось в голове и вызвало гнев травника. Невозможно! Бред! Да, львы Света не пушистые кролики, но заподозрить их в подобном не мог даже он! Мертвые глупцы, у которых в голове только ветер! Это не может быть правдой! Но и бесполезно махать когтями до бесконечности было невозможно. Кхира не мог спать, ведь во сне был целый проходной двор – духи несли ему свое слово, от которого льва передергивало. Он не мог есть, ведь от запаха дичи его едва ли не выворачивало, слишком громкими были чужие голоса и слишком сильно они действовали на него.

Но когда он больше не мог противиться их воле, пришлось что-то делать. Как и любой шаман он разрывался между миром живых и голосами духов, так что те и те были ему не чужды. Как слыша первых, Кхи вынужден был выслушивать и вторых. И медленно от уверенности в том, что предки говорят глупости, не осталось почти нечего. Так что было решено поговорить с Мазори, кто знает, может им двоим что и придет в голову. Да только тот, собрав с собой мало-мальски важных львов, в том числе и свою тетушку, ушел в горы. Конечно, бежать за ним лев не собирался. И решил, что стоит послушать духов. Не может же быть все так плохо! Может, есть шанс все изменить? Так что решено было подняться на пригорок, где шаман мог побыть наедине с мыслями и голосами.

- Король хочет видеть тебя на Совете, – сообщила львица. По имени он ее не помнил, да и видел лишь пару раз.

Мазнув взглядом по морде охотницы, шаман медленно кивнул и вновь обратил свой взор на небо. У него было еще время. Так что он вновь погрузился в голоса. Кто-то требовал, кто-то просто ворчал, другой вздыхал. Но все они были слишком разгневаны, что бы менять свое решение. Любимец духов, раздраженно выдохнул про себя горный лев, в чем толку от этого, раз эти духи не слышат меня, а лишь используют для того, что бы я нес их слово? И все же Кхира был готов его нести. Он сам когда-то выбрал именно этот путь. И свернуть с него было невозможно. Не бывает бывших шаманов.

Поднимаясь к месту Совета, лев чувствовал, как на него то и дело накатывают две волны. Кхира то становился абсолютно спокойным, то замирал, взрывая сухую землю когтями. Как сказать? Какие именно слова выбрать, что бы не быть растерзанным особо впечатлительными львами? Глупость, что бы ни произошло – он шаман. Он неприкосновенен, даже если король прикажет вышвырнуть его за границы. И разве могут предки дать в обиду слышащего их?

Почувствовал львов Кхира задолго до того, как увидел. И не смог удержаться от того, что бы замереть на месте и наполнить легкие горячим воздухом. Ладно, от падающего на голову камня не увернешься, решился лев.

Приглашены были многие. Удивительно, среди всех была так же и Кимберли, ради чьих ушибов приходилось иногда заглядываться с утреца в лагерь прайда. Конечно, о ее повышения до воина знал даже шаман, но насколько ему было известно, львица еще не достигла таких высот, что бы присутствовать на Совете. Впрочем, никоим образом удивления он не высказал и лишь приветственно кивнул. Шанни достался такое же склонение головы. Найдя себе местечко, что бы иметь возможность поймать взгляд Мазори, лев нервно постучал хвостом по земле.

Вскоре тот появился, не заставив себя долго ждать. И видок у того был не лучше уставшего от своей доли шамана. Стало даже жаль его. Льву бы выспаться, да поесть, а он вынужден собирать Совет, который никогда не был простым делом.

- Пора начинать. Они ждут тебя, Мазори.

В любое другое время лев с радостью выслушал Мазори, но не сейчас. Сейчас ему самому было что сказать и ждать своей очереди он не собирался.

- Я знаю, что нарушаю правила, но мне бы хотелось первым взять слово, – подал голос Кхира, поднимаясь со своего места. Красногривый лев оправдал ожидания и действительно сначала взглянул в глаза своего травника. Что он там увидел, горный и сам бы не мог сказать, но он получил от него утвердительный кивок.

Взглянув на осколок скалы, который вот уже долгие годы служил говорящим возможностью возвыситься над остальными, шаман предпочел остановиться под ней. Конечно, многим придется вытянуть шею, что бы увидеть его, но разве это проблемы мелкого горного? Так что со свойственным ему эгоизмом, он взял свое слово.

- Наши территории пустеют, – начал лев, не сильно акцентируя внимание на слово «наши», все же он и сам когда-то воспитывался среди этих львов, - Реки пустеют, а стада бояться идти на наши пастбища. И сегодня я несу слово наших предков, – Кхира затихает, в последний раз перебирая подготовленные слова, - Духи оскорблены. Два брата, рожденных из одного чрева, пролили кровь друг друга! Земля, окропленная их кровью, противиться своему предназначению. Ветер, слышавший их ссору, отводит от нас грозовые облака. И пока виновные не будут найдены, духи продолжат посылать на наши головы беды!

Кхира замолк, едва склонив голову. Отвратительно, эти путанные слова, вложенные в его голову за несколько дней, слишком пафосно звучат. Но и по-другому он не мог выразится. Просто не знал, как донести слово духов, полностью сохранив смысл.

Подняв глаза на собравшихся, шаман ожидал. Реакции. Громких слов, дела, ярости или подавленности. Хоть чего-нибудь. Кроме страха, того, кто узнает себя в этих словах. Определенно, он все еще надеялся, что эти братья не часть Света. Одиночки, пришлые. Но не львы королевства.

+2

7

Он видел, как стали перешептываться львы, как помрачнели их и без того печальные морды. Мало смерти главного воина, так еще и от лица одного из братьев, львов Света? Так такое возможно?

Мазори молчал. Ему нужно было гораздо больше времени, чтобы все это осмыслить, поговорить с Кхирой и Малэйкой, Шанни и Гордоном. Там, в горах, увиденное настолько шокировало их маленький отряд, что все, что смог Мазори - прошептать несколько слов прощания, даже не речь. Бруно заслуживал большего.

Так что же теперь, за смертью стоит предательство?

- Тем, кто не был на утреннем собрании, - Мазори глянул на Майло, сначала неодобрительно, а потом вспомнил, что он ведь никого не собирал. Львы сами дождались его, нарушив закон - ведь утром они должны были патрулировать границы и охотиться.

Маз мысленно поблагодарил львицу. Даже если она не была на охоте или патрулировании, а просто отдыхала, хотя бы не смотрела на него полными ужаса и неверия глаз, тогда, на рассвете.

Когда было тяжелее всего.

- Бруно сорвался со скал и погиб. Мы думали, он погнался за горной козой и оступился.

Эта версия нравилась королю гораздо больше, но сейчас нет смысла закрывать глаза на факты, надо действовать. К тому же, еще со времен той беседы с Кхирой, Мазори ни разу не усомнился в силах шамана прайда. Если парень говорит, что беда - значит, нужно к ней готовиться.

- Спасибо, Кхира, - золотистый будто только что вспомнил, что происходит: и горного льва, который попросил разрешения, и свое молчаливое согласие. В это тяжкое время некогда думать о традициях.

- Я хочу услышать от каждого льва, каждого, кто может говорить, чем они занимались прошлой ночью и днем, до самого заката. Главы отрядов и охотников, - теперь Мазори смотрел прямо на Майло, ведь накануне она должна была вести львиц за добычей, - жду и вашего отчета.

- И вашего с Атлантисом тоже, - он кивнул в сторону Шанни.

А вот теперь самая неприятная часть: время законов. И запретов.

- Мы не знаем, кто это сделал, - Маз взглянул на Кхиру. Но король догадывался: знай шаман, их встреча прошла бы иначе. - Но скоро будем знать. А пока...

Глубокий вздох, спокойная морда.

- Я запрещаю львам и львицам покидать пещеру в одиночестве. Ходим по двое или трое, никак иначе. Тех, кто нарушит запрет, ждет неделя в пещере и я не знаю, будет ли оставаться на них еда.

- Майло? Я хочу, чтобы ты стала новой главной охотницей, пока Малэйки нет. Элиана, пожалуйста, скажи ей, что она вернется, когда подрастут ее львята. И просто позаботься о ней, как сможешь.

Лев понимал, что время Элианы на исходе: Короли Прошлого давно звали ее за собой, просто старушка держалась вовсю ради дочери. Странные и чудесные вещи творит эта материнская любовь, воистину.

Что насчет Майло - они давно ожидали, что опытная охотница сменит Малэйку на этом посту. Просто король втайне надеялся, что эту замену выйдет отсрочить, чтобы подруга детства не смотрела на него гиеной. Но она поймет: это для их комфорта и безопасности, это для прайда.

Все, что они делали все это время, было сделано для прайда.

+1

8

Понемногу львы подтягивались на поляну. Одни проходили мимо, тихо здороваясь с Майло, другие молча шествовали на свои места. Многие бросали неодобрительные хмурые взгляды на развалившуюся Мэй и львица несколько раз обеспокоенно дёрнула хвостом. Похоже, большинство знали что-то, что не было известно ей.
А почему тогда за день ничего не сказали? Впрочем, это объяснимо.
Утром она водила молодых начинающих охотниц по угодьям, показывая удобные места для засад и натаскивала, объясняя и показывая на практике, как выбрать самое уязвимое и удобное животное из стада или семьи. Львицы никого не поймали в этот раз, но сегодня это было не критично. Ещё оставались объедки с прошлой охоты и Мэй рассчитывала, что вечером охотницы будут успешнее. Им ещё многому предстояло выучиться, и со временем они станут умелыми добытчицами - будут охотиться бок о бок со взрослыми и на равных вносить свой вклад в жизнь прайда.
После учебной охоты она спала. Кажется, долго. Когда проснулась, солнце было уже высоко. Её окликнул тогда кто-то из старейшин и сообщил о созыве Совета. Достопочтенный лев хотел ещё что-то сказать, но тут налетели детки и стали требовать сказки. Мэй долго рассказывала им, почему у гиен на шкуре полоски, а у леопардов пятна, зачем черепаха носит на спине панцирь, и почему все звери боятся львиного рыка. И ещё что-то, уже забыла, что.
Судя по хмурым и скорбным мордам, собравшихся, это известие при львятах лучше не сообщать.
Потом она снова спала.
А потом она собрала и отправила львиц на вечернюю охоту, пожелав им благоприятного ветра и пришла на Совет. И вот, она здесь. Действительно, особо с ней разговаривать было некогда. То дети, то охотницы, то храпит - и не выцепишь для беседы.

Майло поглядывала на поляну из-под полуприкрытых век, отмечая, кто пришёл. Ага, вот громадина Кимберли появилась в поле зрения. Идёт, словно из дерева сделанная. Ни мягкости, ни пластичности. Волнуется. Зачем она здесь? Мэй проследила за львицей-переростком - та воссела возле Шанни. Ни дать ни взять статуя) Майло залюбовалась могучей фигурой Ким. Она была даже покрупнее львицы-носорога. Такая мощь, и в такой тёмной шкуре...Эх, выделяющийся окрас и габариты Ким сводили на "нет" её шансы на успешную охоту.  Мэй пыталась в своё время привить Ким свои навыки, ведь они практически в одной весовой категории и Майло была уверена, что её таранные приёмы, завязанные на грубую силу и массу тела отлично подойдут молодой львице. Но что-то всё время шло не так - Ким всегда оказывалась то слишком шумной, то слишком видной, и спугивала добычу до того, как успевала подобраться к ней на расстояние броска. В итоге, взрослые львицы отказались брать её в свои группы при распределении молодняка для обучения, что лишь усилило неуверенность Ким. Начались издёвки, сама Мэй в сердцах тоже неосторожно высказала пару недобрых едкостей, что окончательно убило в молодой львице доверие к охотницам и к Мэй лично. Пожалуй, среди львов-защитников ей и вправду будет лучше.

При появлении Мазори с Элианой, львица подобралась и села ровно, превратившись во внимание. Негоже при короле валяться.

Вопреки обычаю, первым заговорил шаман. Его слова звучали грозно и высокопарно. А ещё таинственно и запутанно. Мэй ничего не поняла, но изрядно взволновалась и устрашилась.
Потом заговорил король:
-Тем, кто не был на утреннем собрании, - Майло поймала на себе неодобрительный взгляд Мазори, и в голове пронеслась паническая мысль "Собрание?! Какое собрание?! Когда?! Где?! Что я пропустила?!"- Бруно сорвался со скал и погиб. Мы думали, он погнался за горной козой и оступился.

Львицу словно копытом по голове ударило. Бруно? Нет! Как?! Этого не может быть, это невозможно! Он умелый, сильный и ловкий лев, он не мог оступиться, это бред!
-Ооохххх..... - полный изумления и неверия выдох сам вырвался из глотки. Когда он иссяк, Мэй так и осталась сидеть с открытым ртом. Боли и горя ещё не было в этом вздохе, они придут гораздо позже. Пока же она была шокирована этой вестью и разум отказывался принимать слова короля.

- Я хочу услышать от каждого льва, каждого, кто может говорить, чем они занимались прошлой ночью и днем, до самого заката. Главы отрядов и охотников, жду и вашего отчета. И вашего с Атлантисом тоже.
Майло наконец подобрала отвисшую челюсть и неотрывно смотрела на молодого короля широко распахнутыми глазами - зрачки были увеличены, сердце, сперва было замеревшее от невероятной и ужасной новости, теперь ухало, стремясь проломиться сквозь рёбра и выскочить наружу. Пока она смогла только судорожно кивнуть Мазори в знак того, что услышала его требование.

В горле стоял ком, дыхание спёрло. Мэй буквально онемела - произнести что-либо было сейчас титанической проблемой. Перед ней стояла сейчас очень непростая задача: необходимо было срочно успокоить бешено мечущиеся мысли, выровнять дыхание, принять рассудительный вид и внятно дать отчёт о вчерашнем дне.  Почти невыполнимо.

- Я запрещаю львам и львицам покидать пещеру в одиночестве. Ходим по двое или трое, никак иначе. Тех, кто нарушит запрет, ждет неделя в пещере и я не знаю, будет ли оставаться на них еда. Майло? Я хочу, чтобы ты стала новой главной охотницей, пока Малэйки нет. - при этих словах Майло снова кивнула - говорить она пока не могла.
-Элиана, пожалуйста, скажи ей, что она вернется, когда подрастут ее львята. И просто позаботься о ней, как сможешь.

Пока король договаривал, Майло, буквально с горем пополам, удалось привести свои мысли и дыхание в сносное состояние. Наконец, она выпрямилась и приготовилась отчитываться о вчерашних дне и ночи перед королём и Советом.

[В этом интервале могут говорить другие персонажи, если игроки так пожелают. Все возможности для этого предоставлены. Стройность повествования при этом не пострадает.]

...Когда настал её черёд говорить, львица-носорог, а с этой минуты и временно главная охотница, повела свою речь:
- Король Мазори и вы, многомудрый Совет, вчерашний день начался, по обыкновению, с обучения юных охотниц. Потом я обходила дальние окрестности наших земель со стороны равнин. Я искала и примечала новые следы и тропы травоядных, чтобы направить по ним вечернюю охоту. Потом... потом я спала, - произнесла львица, смущённо замявшись. Впрочем, что уж скрывать, весь прайд в курсе, что большую часть суток Майло можно найти растёкшейся на одном из больших плоских камней, что удачно оттенены жиденькими кронами чахлых акаций, невесть как выросших в каменистой почве неподалёку от пещеры - Весь день я была возле пещеры с другими львами, лишь однажды уходила на водопой вместе с нашими детьми. Вечером я собрала в отдельную группу *назвала 6 имён охотниц* и направила их к заходящему солнцу (на запад - прим. переводчика), по следам козьей семьи. Сама я взяла *называет имена ещё четырёх львиц из прайда* и отправилась с ними в низины. Результат нашей охоты вы ели вчера вечером... ну, по крайней мере, большинство из присутствующих вчера его ели. А потом... До сегодняшнего предрассветного часа... я снова спала.

Львица умолкла. Вот, вроде, и всё. Кажется, ничего не упустила. Она не понимала, для чего понадобился этот отчёт, и к чему запрет на одиночные перемещения. Неееет, что-то здесь нечисто. Мазори умалчивает о чём-то важном. Необходимо непременно наедине выяснить у него, о чём именно. По мере увеличения брюха Малэйки, Майло фактически всё больше и больше забирала на себя её обязанности и ответственность за охоту. Теперь же она официально ответственна не только за успех охотниц, но и за их здоровье и безопасность. Она обязана знать правду, если есть опасность для её львиц.
...И к чему Бруно было гоняться за козой, когда мы их приносим?... обрывочно мелькнула мысль. Эта мимолётная мыслишка ещё более укрепила Майло в её подозрениях.
Она украдкой смотрела за Элианой и думала о её дочери: что теперь будет с бедной Малэйкой? Эта мелкая выскочка, дитё по сути, была для Майло словно соринка в глазу, вызывающая жжение и боль. Но перед лицом такой потери любые обиды и неприязнь просто не стоят и выеденного яйца. Как можно утешить неутешное? Как можно помочь беспомощности? Остаётся лишь молить предков о милости к Малэйке и её будущим детям. Лишь бы выносила, лишь бы справилась. Такого горя никому не пожелаешь.

Отредактировано Майло (2019-08-31 02:16:10)

+1


Вы здесь » Король Лев - Королевство Света » Том II: Да здравствует король! » Эпизод XX: Совет Старейшин


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC