Король Лев - Королевство Света

Объявление

НОВОСТИ ФОРУМА
noname
В ИГРЕ

Друзья! Мы давно хотели создать канал форума в Телеграме. Если вы желаете присоединиться, напишите, пожалуйста, наш номер телефона или ник в ЛС Шанни. Или просто пинганите @twentyfouryears. Ждем вас!
атата

Внимание! Поскольку у нас всерьез готовится война львы vs. гиены, набор одиночек временно закрыт. Если желаете просто побродить по саванне, у нас есть целых два отряда и прайд, где вас всегда рады видеть!:)
атата

Добра тебе, мил человек!
Главный воин прайда — Бруно — погиб. Пока король Мазори занят расследованием, Гордон и Шанни торопятся собрать Совет Старейшин, на котором львы выберут нового защитника прайда и обсудят, может ли Королевство Света и дальше оставаться на родных землях.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Эпизод XVI: Patient is the Night

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Гордон сообщает о смерти главного воина прайда — льва Бруно. Король собирает отряд, в который входит он сам, Шанни, Атлантис и Гордон, надеясь выяснить обстоятельства смерти воина.

Участники: Шанни, Мазори, Гордон, Атлантис
    Время суток: ночь, рассвет
    Место: ущелье
    Статус: активен

0

2

Ей все еще казалось, что это какая-то злобная и крайне не смешная шутка. Жизнь в прайде, и без того крутая, от этого становилась еще невыносимее. И это для Шанни, которая здесь вторую луну, которую до сих пор почитают и с которой откровенно носятся. Как приходится другим?

Малэйке? Как сказать ей?

Бруно? Тот самый Бруно? Тот самый Бруно, который, казалось, и засыпал, и доедал на службе? Который никогда и ни за что не подверг бы прайд, да и себя, опасности? Ловкий и умелый? Осторожный, как сам дьявол?

Главный защитник, после короля?

Мертв?

Как это возможно? — Вертелся вопрос, всю дорогу, пока она, Гордон, Мазори и Атлантис пробирались меж скал. Старый лев, откровенно погрязший в бедах и заботах, шествовал рядом с королем, тихо рассказывая что-то молодому монарху.

Они с Атлантисом, скорее, молчали. Каждый пытался угадать, что это значит: уж не месть ли гиен, чей "радушный" призыв разделить владения отклонил Маз? Или же появился еще один неведомый и опасный враг — прямо под носом. Будто до этого их мало было.

Чуяло сердце, не стоит им уходить в горы. Но Мазори, казалось, уже все понял. Незачем еще больше вгонять его в вину.

Мысли Шанни скакали как антилопы, невозможно было сосредоточиться на чем-то одном. Малэйка. Король. Бруно. Гордон, от которого пахло очень личным и болючим горем.

Элиана — как она? Доживет ли до рассвета? А если так, как примет такие новости?

Коричневой казалось, что пожилую львицу на свете — во всех смыслах — держит только скорое появление внуков. Любимых и долгожданных львят, ради будущего которых их бесстрашный отец карабкался на эти неприступные скалы. Как Эли сможет оставить свою дочь теперь?

Да, Шанни едва знакома с Бруно, даже не знала толком откуда он родом. Здешний, приблудный лев? Когда они с Малэйкой спорили на Совете, главный воин не спешил поддерживать жену. Он, скорее, давал оценку королеве прошлого — никто и не узнал какую. И хоть молодая и безманерная охотница ужасно бесила королеву, она никогда не пожелала ей такой судьбы.

Гордон? — Шанни окликнула друга, когда их разговор с королем сошел на нет. Что бы они не обсуждали, едва ли это касается коричневой охотницы. А впрочем...

Нет, нехорошо лезть в чужую душу. И не до этого сейчас.

Позволь и мне с тобой наедине поговорить, — львица оглянулась, поймала удивленный взгляд Мазори, но не поспешила объясниться.

0

3

Мазори слушал, и холодело сердце. Обычная, пусть и не самая приятная, семейная беседа закончилась страшными вестями, которые, несомненно, затронут весь прайд. Ему, как правителю, теперь следует выбрать нового воина, обучить его и подготовить, работать бок о бок с защитником и — раз и навсегда — забыть о Бруно. Но перед тем Мазори должен узнать, что же случилось с главным воином Света. Отдать дань его храбрости и готовности служить — провести расследование, так тщательно, как получится, чтобы смерть Бруно была искуплена кровью.

Гордон рассказал, как задержался в горах, чтобы проверить маркеры: не приблизились ли гиены. Как сбился с пути и отстал от своей группы, как потом блуждал, пытаясь вернуться на тропу. Затем, почти обессилев, куда-то свернул, услышал знакомый запах - и узрел силуэт мертвого льва на дне ущелья. Сначала подумал, что сам король повторил судьбу отца - это заставило Мазори печально улыбнуться - но затем, приглядевшись, понял, чье именно солнце встретило свой закат. И никаких подозрительных запахов вокруг, только львы Света.

Смерть Бруно - ужасная потеря для Королества и, конечно, для дорогой подруги Малэйки. Бруно никогда не увидит львят, которых он так ждал, не прижмет их и не поиграет с ними. А львята вырастут без отца - хорошо, если дочери.

Мазори приказал вызвать Атлантиса и, нехотя, попросил Шанни остаться. Она была не менее остальных огорчена ситуацией, к тому же Гордон и Атлантис - ближайшие друзья принцессы. Королю же, после смерти Бруно, больше не на кого положиться.

Когда Атлантис прибыл, отряд пустился в путь. Гордон справедливо заметил, что не стоит им будить прайд - они уже не помогут. Тем более, будь поблизости гиены, старый воин заметил бы их. Нет, это не собаки убили их друга и брата. Это — внутренняя угроза.

Они прошли уже достаточное расстроение, осторожно и поспешно, когда Гордон подошел к ближе королю — и заговорил. От слов, осторожных, спокойных, но больно режущих, от усталых, несящих вечность, шагов льва и его таких глубоких внутренних ран с молодого монарха стыла кровь.

Его отца убил Бэйлис.

Дядя Бэйл.

Бэйл.

Тот самый, который говорил, что Мазори никогда не повторит судьбу Конана.

Лев, который заменил ему отца. Убийца.

Это не укладывалось в голове, невозможно было понять. Здесь и сейчас точно нет. Как вышло, что золотистый лев и вся его гвардия проворонили цареубийцу — прямо под носом?

Теперь уже не только Гордона, но и Мазори покачивало от необъятной боли. И, конечно же, Шанни это заметила.

Но Мазори не позволит ей занять его место еще раз, какими бы страшными ни были эти новости. Он ведет их прайд к славе, к небесам, к свету. И он выведет.

— Гордон? Идем же, не останавливаемся. Далеко еще? — Сердце шептало, что чуть ли не за первым поворотом, но как Маз мог ему верить, после всего, что случилось.

0

4

Шан могла бы сделать вид, что пропускает требование короля мимо ушей, но вот обострять и без того серьезный конфликт ей не хотелось. Интересно, конечно, о чем Гордон шептался с Мазори. Интересно, почему у ее ближайшего друга и советника такой потрепанный, если не страшный, вид. Что на самом деле случилось в этих землях, которые они зовут мирными?

Львица понимала: что-то серьезное, страшное происходит, что-то надвигается. И никто не знает когда это "что-то" лопнет и обрушится на их головы. Хотя, со смертью главного воина, казалось, что холодное дыхание зла уже здесь, рядом с ними. А они просто не видят его и не знают, как защититься.

- Идем, - махнула Шан, будто отменяя прошлую просьбу, а еще пытаясь лишний раз не смотреть на Мазори. Его, похоже, что-то трепало, похуже, чем Гордона. Съедало изнутри. Хотя смерть одного из друзей и ближайшего соратника, наверное, входила в категорию болезненных потерь.

Коричневая видела смерть не раз, и в разных обличиях. В яростной борьбе, как ушел король Муфаса. В тихом прощании со слезами на глазах, которые забыл нарисовать Айхею, - так ушла наставница. В десятках смертей львов, которые не выдержали их долгого перехода. Но и теперь принцесса не знала, какую смерть принял Бруно, и как она выглядела. Пока не знала.

- Далеко? - Нехотя, осторожно и едва слышно спросила она у Гордона. Чувствовала - не стоит беспокоить короля; даже обычно шумный Атлантис - и тот умолк, бесшумно ступал и постоянно принюхивался.

Гордон тряхнул головой: не очень, мол, уже скоро.

Еще хуже. Так только лапы ноют, а сейчас начнет душа.

К черту все это, к черту эту дыру - здесь с каждым днем становится все хуже. Куда она вела свой народ - к этим страданиям? Уж почему не остались у мертвой Скалы в сердце саванны?

"Потому, что здесь - твоя молодость. И твой дом".

Наррандеру легко рассуждать, его мысли не омрачает беспокойство о целом народе. У него львов-то раз-два и обчелся, да и те сами о себе позаботятся. А Светлые всегда идут за королем, даже когда он сворачивает с пути.

Был рассвет, когда они подошли к скале. Не самая крутая, с красивой изумрудной долиной виднеющейся где-то внизу. Неправильное место пасть жертвой - неважно лапы чужака или собственной горечи.

Но Шанни знала, что Гордон прав: вокруг был запах Бруно. Перемещивался с их запахами, а еще запахом молока... уже не за козой ли погнался этот золотистый великан? Хотел принести жене и львятам прайда свежую добычу, сбился с пути, а затем так бесславно пропал?

- Расскажи, Гордон, что случилось - еще раз. Сейчас нам нужны все умы, что у нас есть, - Мазори не сводил глаз с силуэта, пронизанного острием камня. Сомнений никого не оставалось: на расстоянии четырех-пяти прыжков, на выступе, покоился главный воин Королевства Света. Достойная могила для льва, что умер, выполняя волю своего короля.

Вот так: смерть на службе - достойная смерть. Но, когда глядишь на нее, становится не до идей служения.

0

5

Картина, которая открылась перед ними, когтями сжала сердце Мазори. Он не чувствовал такого с дня убийства отца, да и тогда они думали, что он всего лишь заблудился в горах. Спасибо, Гордон наконец раскрыл правду.

Король чувствовал себя виноватым больше всех других. Если бы он успел, если бы не ходил этими тропами... Кто знает, как сложилась бы тогда жизнь воина.

- Бруно, - голос притих, лев словно оступился, но поспешил выпрямить голову, - был моим другом. Не самым близким, но самым верным. Ступайте, я догоню.

Мазори втянул в себя горный воздух. Он был наполнен жизнью, даже здесь, в горах, все вокруг напоминало о ней. Лучшее место для загробной жизни, о которой может мечтать лев. Если бы Конан мог выбирать, наверное, он все равно остался бы здесь, навеки.

- Прощай, воин. И прости нас, - алогривый лев вздохнул еще раз, хотел отвернуть голову, но от этой картины было тяжело оторваться. Ветер колыхал гриву мертвого льва, солнце играло на его мягкой шерсти и казалось, что уставший воин всего лишь прилег отдохнуть, навеки.

- Прощай, - Мазори сделал усилие, закрыл глаза и отвернулся. Даже если Бруно погиб, они должны идти дальше. Найти тропу. Отбить земли у наступающих - вне сомнений - гиен. И дождаться львят главного воина.

И он, как король прайда, должен в первую очередь.

Остаток пути проделали молча. Говорить и до этого было сложно, а теперь рты им словно заткнули небесные короли. Да и чем им говорить? Вспоминать Бруно? Знает ли вообще кто-то из отряда короля о нем? А что знает король?

Муж Малэйки. Отец ее львят. Лев, у которого получилось завоевать сердце доброй подруги, а у короля, который нежно любил ее все эти годы, - нет.

Так что же он скажет? В добрый путь?

Звездные короли издеваются над ним и его правлением. Говорят: ты греховен, поди прочь. Но тут его семья - как и у Шанни. Ее почему-то не гонят звездные правители, в ее прайде не умирают львы.

- Я завершу начатое тобой, - шепчет король в сторону Пика - места, где невольно умер его отец.

Когда они приблизились к пещере прайда, где уже собрались львы и львицы, прознавшие о ночном походе короля, в воздухе звенела тишина. И некогда непоседливый и шумный молодой лев, Мазори, наконец научился ее слышать.

- Друзья, - он приосанился, вышел вперед, хоть и прижал они в знак большой скорби, - Бруно покинул этот мир. Его тело будет вечно покоиться в горах, а душа полетит прямо к Айхею, ведь Бруно умер, чтобы могли жить дальше мы и наши дети. И его дети тоже.

- Малэйка, - кремовая львица теперь казалась белоснежной, она вышла, поддерживаемая Элианой, - ты знаешь, как мы скорбим об этой потере, но никто - больше тебя. Я благодарю твоего мужа за все, что он для нас сделал. Отныне и до церемонии твоих львят, ты и твои дети будут получать первый кусок на каждой охоте.

Это очень мало, чтобы утешить вдову, но в их положении - хотя бы что-то. Горевать сложнее, когда ты и твои львята сыты, а со временем заботы поглотят охотницу и ее грусть исчезнет. Даст Айхею, и к новому сезону мудрая Малэйка поведет на охоту молодых львиц.

- Кто убил его? - Грозно, но с огромной болью, смотрела кремовая на короля. - Мазори, кто это сделал?

Он понимал ее всем нутром, знал, как жаждет вдова убитого льва мести, но не мог сказать ничего - будто его болтливый язык наконец отсох.

- Мы ничего не нашли, - сухо, по-деловому пробормотал король: - Нигде нет следов, даже запаха врагов. Скорее всего, Бруно просто погнался за козой - и оступился.

В эти небесно-голубые глаза не хватало смелости посмотреть: Мазу казалось, что один только неосторожный взгляд разорвет его на части.

- Мне жаль.

- Светлые, собираем старейшин. Вы просили Совет, - Мазори смотрел прямо на Шанни и в душе надеялся, что она чувствует себя так же неуверенно, как и он сам: - Будет совет. На закате.

Отредактировано Мазори (2019-08-29 14:27:35)

0



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC